Александр Бахтин



             "Через тернии к звёздам ..."


Главная страница  /  Статьи

 
 




           Почему я не сплю ночами,

        Почему я летаю где-то

        Над волшебными облаками,

       Там, где раньше я вовсе не был…


    космический вернисаж
фото с сайта - "фотографии космоса" в картинках








































































































































































































































































































































































































































































    Рассказать о своих увлечениях  с одной стороны просто, а с другой не очень, да и писать о своих достоинствах (то бишь увлечениях) самому как-то не с руки, поэтому (не сочтите за похвальбу) я представлю на ваш суд статью из газеты "Честное слово" от 10.04.02г., которая, на мой взгляд, достаточно подробно и довольно художественно раскрывает мою сущность. Итак:

Постижение полёта

Со стен комнаты на меня смотрели картины - полные движения и скрытой силы морские пейзажи, где ударяясь о прибрежные скалы, рассыпались в пену могучие валы, а от ветров, надувавших паруса кораблей, гнулись мачты и трещали реи. Хозяин квартиры Александр Бахтин, аккомпанируя на гитаре, пел свои песни, до краёв наполненные жизнью и движением, и в песнях этих опять были дальние странствия, открытые всем ветрам моря, тугие паруса и верные друзья.

   А я вспоминал, как лет пять назад впервые пришёл в этот гостеприимный дом. Тогда Александр позвал меня, чтобы показать свою Рок-оперу, написанную по мотивам книги Ричарда Баха "Чайка по имени Джонатан Ливингстон".

   Из динамиков лилась прекрасная музыка, очень интересная по мелодическим и ритмическим решениям, сопровождаемая всевозможными звуковыми эффектами. (Тут автор статьи несколько преувеличил. Я просто экспериментировал на только что купленной аппаратуре - клавиши, компьютер, музыкальные программы. В частности сделал минизарисовку на 11/8, музыканты меня поймут, ну и так далее...)  Незадолго до этого сбылась давняя мечта Александра - у него появились "клавиши" и компьютер, а следовательно, возможность сделать запись своей оперы так, как её смог бы исполнить огромный оркестр. (Просматривая эту статью в 2011, я понял - как быстро летит время. Теперь "комп" практически в каждом доме! И этим никого не удивишь.)

   А сейчас он в паузах между песнями рассказывал о том, что произошло в его жизни за эти годы - о своих картинах, о новых друзьях, которые вошли в его судьбу, об острове на Обском море, на котором каждый год разбивает палатки компания очень интересных людей и куда он уже третье лето вместе с сыном надолго уезжает из дома.

   Посторонний человек, глядя на него сидящего, увлечённо рассказывающего о своей жизни или поющего полные энергии и напора песни, ни за что бы не подумал, что вот сейчас придись Александру встать - и каждый шаг станет для него напряжённой борьбой с недугом, не отпускающим его уже больше двух десятилетий.

   Уходя в середине 70-х в армию, рассчитывал Александр вернуться домой только через два года. Но судьба распорядилась так, что служба его продолжилась лишь несколько месяцев - да и то проведённых на госпитальных койках. Начавшееся серьёзное заболевание суставов поставило его перед необходимостью жить дальше во многом по-другому, чем жил до этого.

   Он закончил новосибирский электротехнический, пошёл работать в один из проектных институтов. Но сколько ни работал, инженером себя ощутить так и не смог. Впрочем, тем, кто по возрасту застал те времена, наверняка памятно это довольно многочисленное и заметное в крупных городах сословие сторублёвых инженеров-проектировщиков, которые реализовывали себя как угодно - через бурную комсомольскую деятельность, пеший туризм, культмассовую работу, анекдоты в курилках, дружеские застолья, - но очень редко через выполнение непосредственных служебных обязанностей.

   Вот и Сашу гораздо чаще, чем в своём отделе, можно было застать в актовом зале за пианино, где он репетировал с кем-то, готовясь к очередному празднику. Здесь он был незаменим. Как он сам рассказывает, мог сыграть на всём - от пилы до рояля.

   А его отношения с музыкой тоже складывались непросто. Когда-то его мама очень хотела, чтобы сын научился играть. Не желая ставить крест на её надеждах, сын какое-то время послушно брал частные уроки игры на фортепиано (в музыкальную школу его не приняли - объявили неспособным). Но выдержал недолго, после чего к музыкальным инструментам несколько лет вообще избегал близко подходить. Зато лет в 15-16 сделал важное открытие: оказывается девчонкам очень нравятся парни, которые играют на гитарах. Появился стимул.

     Взять несколько аккордов на гитаре может едва ли не каждый подросток. Александр тоже начинал с этого. Но, в отличие от массы сверстников, на этом не остановился. Теперь уже музыка заинтересовала его серьёзно. Как-то незаметно вслед за гитарой оказались самостоятельно освоенными аккордеон, фортепиано. Он стал пытаться сочинять музыку, но очень скоро понял, что его фантазии превосходят технические возможности: музыку, которая звучит в нём, он не может изобразить на нотном стане, потому что технически не в силах сыграть её. А ещё всё больше зрела мысль, что его призвание - вовсе не работа проектировщика, а именно музыка, и надо резко изменить жизнь.

   - Я хочу научится писать ноты, не подходя к инструменту, - сказал он, явившись поступать в музыкальную школу для взрослых.

   - Для этого нужно идти не к нам, а в консерваторию, - остудили его пыл в школе.

   Он думал ещё целый год. И снова пришёл в школу для взрослых:

   - Учите тому, что положено по вашей программе!

   Пятилетний курс был пройден на "отлично" за четыре года. К тому времени он, распрощавшись с карьерой проектировщика, уже успел поработать в нескольких других местах, а главное познакомился со многими новосибирскими музыкантами, определился в своих пристрастиях, понял, что больше всего его тянет к симфоническому року и стал работать в этом направлении. Значимыми этапами его музыкальной биографии стали участие в группе "Улица Морг", стремившейся исполнять интеллектуальный рок, и работа в "Студии-8", созданной и возглавляемой Сергеем Бугаёвым (в последствии он трагически погиб с Татьяной Снежиной).

   Именно на "Студии-8" Бахтин впервые увидел синтезатор - с очень скромными по сравнению с современными музыкальными компьютерами возможностями. Но тогда он показался ему настоящим чудом, и Александр решил, что когда-нибудь нечто подобное обязательно появится у него.

   А музыка приобретала в его жизни всё большее значение. Ему уже мало было посвящать ей только свободное время. Хотелось быть связанным с ней неразрывно. И он решил пойти преподавать в школу. Это было уже время, когда начиналось повальное бегство педагогов, прежде всего мужчин, из школ. В надежде отыскать более спокойную и высокооплачиваемую работу они уходили оттуда, а он пошёл туда. Поскольку расстояние до места работы для него тогда уже стало фактором, много определяющим, Александр начал с ближайшей к дому, в котором тогда жил, школы - 187-й. Бахтина приняли с радостью.

   Принять-то приняли, но никогда в жизни всяческих методик-педагогик и многих прочих вещей, которые необходимо знать учителю, Александр не изучал. Войдя впервые в класс, он просто не знал, с чего начать разговор с ребятами. Но дети - народ удивительный. Непостижимым образом чувствуют они душу человека, искренность, его отношение к тому, чему он их обучает. Контакт со школьниками был налажен очень быстро - ученики буквально потянулись к новому учителю музыки.

   Он вообще человек рисковый. Как-то много лет назад взялся настроить пианино. "Слух есть, играть умею, значит, и настроить должен суметь", - ободрял он себя. Лишь годы спустя, когда он овладел и профессией настройщика, Александр понял, насколько авантюристичной была та давняя попытка. Ведь настройщику нужны совсем другие знания и навыки, нежели музыканту. Но то, первое своё пианино, он всё-таки настроил. А победителей не судят.

   Однако вернёмся к тому, что на долгие годы стало главной мечтой Бахтина. Когда он услышал рок-оперу "Иисус Христос - суперзвезда", то был настолько потрясён этой музыкой, что сам решил написать что-то подобное. В качестве основы возможного сюжета друзья дали почитать небольшую повесть - ту самую "Чайку" Ричарда Баха.

   Повесть он прочитал, что называется, на едином дыхании. Вещь захватила его с первых страниц. Александр сразу же услышал лейтмотив основных сторон конфликта "Чайки" - Стаи, убеждённой, что полёт нужен птице, лишь для добывания пищи, и Джонатана, летающего ради красоты и свободы самого полёта, ради возможности изведать неизведанное, покорить новые высоты. Это был прекрасный материал для рок-оперы.

   От месяца к месяцу Александр всё больше сживался с чайкой по имени Джонатан Ливингстон. И всё сильнее хотелось ему не только слышать свою музыку в душе или читать её в нотах, но и погрузиться в неё, исполняемую не в упрощённом фортепианном варианте, а в полноценном оркестровом звучании, разложенную на множество голосов различных инструментов.

   Только где ему было взять такой оркестр?

   Но однажды друзья преподнесли Бахтину королевский подарок (кстати, обретать друзей - ещё один поразительный талант Александра, но это отдельный разговор). 50 человек разучили партии и исполнили инструментальный вариант оперы для автора  хоть и в половинном, но всё же оркестровом звучании. Это был один из самых счастливых дней в жизни Бахтина. Настоящее чудо! Только у чуда есть одна малоприятная особенность - оно никогда не повторяется дважды. Стихли последние аккорды - и Александр опять остался один на один со своими нотами.

   Выход был один - чтобы иметь возможность слушать свою оперу (хотя бы в инструментальном виде), нужно заработать деньги на необходимые для этого синтезатор и другую компьютерную технику. И Александр с головой погрузился в работу. Он брался за всё - делал аранжировки, играл в кафе, на свадьбах и юбилеях, настраивал инструменты, занимался с учениками... Семь лет он не давал себе практически ни минуты отдыха.

   В одну из этих зим болезнь сильно обострилась - настолько, что Бахтин почти не мог ходить. Однако, как оказалось, мог крутить педали. И он поставил шипы на велосипедные шины и всю зиму ездил по городу на велосипеде - но работать не прекратил.

   Наконец его мечта сбылась - на составленные вместе два стола была торжественно водружена приобретённая электроника. Потраченные на неё деньги - в хозяйстве отнюдь не лишние - могли бы обернуться очень приличным ремонтом квартиры или приобретением новой мебели. Но жена Алла сказала: "Музыка - важнее!"

   Тогда-то я и был приглашён сюда в гости - послушать его "Чайку". С тех пор Александр создал немало композиций, познакомиться с которыми в его дом с удовольствием приходят очень многие люди. Одним из них стал художник Евгений Агнин, под влиянием которого жена Саши впервые в жизни взяла в руки кисть - и с удивлением обнаружила, что у неё получаются интересные натюрморты.

   - А я не люблю ни в чём быть вторым, - рассказывал Александр. - Увидел, что выходит у Аллы, и сам решил попробовать - только не натюрморты, а морские пейзажи.

   Так он начал писать картины. С какими-то из них выходил к людям - и его пейзажи иногда покупали и даже, что для автора было удивительнее всего, заказывали специально. Но гораздо больше картин он просто раздарил друзьям.

   А болезнь между тем прогрессировала. Пришлось оставить работу в школе, сильно ограничить себя в других делах.

   И тут в его жизнь вошёл остров. Опять-таки через друзей познакомился Александр с Андреем Зверевым, который вместе с другими энтузиастами уже много лет организует на одном из островов Обского моря "дикий" палаточный лагерь. Об этом лагере, об "аборигенах", которые его населяют, Бахтин без восторга слова сказать не может. и уже сейчас с нетерпением ждёт наступления тепла, собираясь нынче на всё лето записаться туда в робинзоны.

   Остров и его обитатели, считает Александр, не только открыли ему прекрасную возможность отдыха и общения. Паруса палаток и не гаснущие до утра костры подтолкнули его к мысли начать писать песни.

   Впрочем это только одна причина. Есть и другая. Компьютерная техника стремительно развивается. Чтобы делать на синтезаторе музыку для души, соответствующую современному уровню, нужно постоянно обновлять аппаратуру. Удовлетворяться тем, что было вполне приемлемо вчера и на что способна его электроника, Бахтин сегодня уже не хочет. А всевозможные необходимые "обновки" стоят не подъёмно дорого. Но ведь ничуть не хуже можно выразить душу и с помощью семи (шести) вечных гитарных струн, подсказал Александру Остров.

   Первые свои песни Бахтин написал прошлым летом именно на острове на стихи Андрея Зверева. И увидев, с каким энтузиазмом принял их у костра лагерный народ, опять, как в случае с натюрмортами жены, подумал: "Неужели у меня не получится стихи писать?". Подумал - и открыл в себе дар поэта. Счёт созданных им песен идёт уже на десятки. Он пишет их, предвкушая, как совсем скоро снова сядет на острове у костра и будет петь до утра, окружённый благодарными слушателями. А ещё мечтает он, что когда-нибудь где-то случайно услышит свои песни от человека, которому их не давал - и это будет означать, что люди приняли их, что обрели его песни крылья и разлетелись по свету, чтобы жить дальше уже независимо от автора.

- Я снова открываю острова -

Покуда силы есть, пока могу, -

пел мне Александр.

   А я, слушая его песни, думал, что чайка по имени Джонатан Ливингстон, должно быть, живёт в каждом из нас - только мало кто об этом догадывается. И счастье Александра Бахтина в том, что он это понял.

                                                                                 ОЛЕГ  КОСТМАН,

                                                                               "ЧЕСТНОЕ СЛОВО"

 

   Со своей стороны я хочу добавить, что с той поры "много воды утекло". Я, простите за нескромность, написал около 70 песен, но есть маленькое "но". Многие из них написаны о тяжёлых, трудных моментах нашей жизни (написаны чёрной краской), а людям по жизни и так хватает чернухи, поэтому я их не пою.

    Собираюсь с новыми силами написать что-нибудь светлое и лёгкое.

    А на сегодняшний день я записал Альбомы с песнями под гитару и с аранжировкой:

    "Белое" - 2003г.   "Алатау" - 2004г.

    "Островной шансон" - 2006г. Автор идеи  и 6 из 14 песен Андрей Зверев.

    "По воле ветра" - 2007г. Сборка лучших песен в Mp3

    "Океания" - 2008г.  Сборка лучших песен в Mp3


И ещё!

Была попытка написать книгу. Написал 60 страниц. Скоро попробую выставить на всеобщее обозрение. Рабочее название "Пропасть или пять степеней свободы".

  

Я согласен идти напролом!

Российская газета
  18 сентября 2008 г.

                   "Отпусти ты меня на бескрайний простор..."


Александр Бахтин

    "

Его песни слушают моряки с боевого корабля

порган-отряда «Альбатрос», что ходит в Тихом океане: Александр Бахтин подарил свой диск "Белое" с автографом капитану II ранга. Потом тот рассказал по спутниковой связи: моряки переписали диск и слушают его каждый день.

Его песни слушал полярный летчик. Дело было на дне рождения друзей, шумное застолье утихло, даже вилки не звенели, а летчик, который летал над Новой Землей, выходил из штопора, садился на льдину – плакал.  Его песни слушал бывалый альпинист. Дело было в Шерегеше, у подножья горы Зеленая, туристы расположились на отдых, а альпинист, который не раз спасал товарищей из-под снежных завалов, – отвернулся, чтобы скрыть свое волнение.

А еще его слушал великий путешественник Паша Гридин. Дело было на маленьком острове в Обском море, где Бахтин с друзьями проводит песенное лето. Паша потерпел здесь кораблекрушение. Он соорудил катамаран из двух байдарок, приделал целлофановый парус и отправился в плаванье. Суденышко перевернулось,  гитара уплыла в неизвестном направлении, водка утонула, команда чуть было не отправилась следом. Капитанскую кепку, проплывавшую мимо, Паша поймал. Спасли Пашу с командой рыбаки и доставили на остров. Вечером во время импровизированного застолья, Паша, недолго думая, бодро заявил: «Мужики, дайте выпить!» Выпить дали, обогрели и накормили. Дня через три за Пашей приехали, и тогда он смог широким жестом припечатать к столу тысячную купюру: покупаю твой диск! Бахтин виновато развел руками: раздал все диски. Разумеется, потом подарил он Паше  свой первый диск «Белое»,  – это случилось в Шерегеше, зимой. Подарок был сделан вовремя. Кемеровчанин Павел Гридин как раз собирался принимать участие в  захватывающей экспедиции – на катамаране «Байкал-27» с успехом пересекать индийский океан . Что вскоре и проделал. Можете проверить в книге рекордов Гиннеса – туда занесено его достижение.

Александр Бахтин не был ни моряком, ни полярником, ни альпинистом. Но эти ненормальные,  которые ненавидят спокойную размеренную жизнь, эти авантюристы, мечтающие о вечном движении и не могущие им насытиться,  эти мужики, закаленные опасностью и риском, позволяют себе заплакать, когда слышат его песни. С ними его объединяет одно – страсть преодоления. Они одной крови.

"Буду ноты открывать и созвездия..."


Учась в школе, затем в машиностроительном техникуме, после в НЭТИ, Александр Бахтин занимался спортивной гимнастикой, легкой атлетикой. В армию уходил крепким, здоровым парнем. А через полгода был комиссован с диагнозом «болезнь Бехтерева». Это произошло тридцать лет назад.

Версия врачей: в организме спал некий порочный ген, который так и остался бы скрытым, не случись резкого толчка, экстремальной ситуации. Как ни возила его по всевозможным курортам мама-хирург, как ни отыскивала в научных журналах всевозможные рецепты жена, как ни нагружал он себя всевозможными упражнениями, инвалидность прогрессировала с каждым годом. И все ближе подводила к единственному занятию, которым и стоило заниматься всю жизнь.

Судьба будто бы затем отняла физическую подвижность, чтобы высвободить его духовные ресурсы,  подарить для них столько времени, сколько они и требовали. «Если бы этого не случилось с тобой, – говорила Алла, жена, – то был бы ты как все. Вкалывал бы на производстве, зарабатывал деньги, вечером приходил бы домой и валился спать». А еще судьба дала ему тему – тему преодоления: себя, расстояния, пространства.

Музыкой он хотел заниматься всегда. В музыкальную школу не взяли из-за «недостатка данных», так он в художественной самодеятельности душу отводил. Все инженеры как инженеры, изобретения изобретают, а Бахтин – в  актовом зале за фортепиано репетирует. «Какой я инженер-механик, – оправдывается он. – Просто время было такое: музыкант – не профессия, котировались инженеры».

Играл симфонический рок в ансамбле «Улица Морг», сотрудничал со студией-8 Сергея Бугаева. В 30 лет с отличием окончил музыкальную школу для взрослых. На выпускном экзамене исполнял «Патетическую сонату» Бетховена. «Играет как бог», – перешептывались преподаватели. Они не знали, что Бахтин тупо взял пластинку Гилельса и скопировал его манеру игры: полгода упражнялся, пока не достиг легкости необыкновенной. Потом десять лет преподавал музыку в школе 187. Ребята его обожали: где вы еще найдете учителя, который на уроке распевает песни под гитару? Ходить становилось все сложнее, практически невозможно – для поездок на работу он  приспособил  велосипед с шипами. Зима, туман, проезжая часть, сумасшедший велосипедист лавирует среди машин, водители которых даже не догадываются: упади он – и все, самостоятельно встать не сможет.

Но свою первую песню он сочинил наутро после Эвереста.


"И живёт на вершинах счастье, и весною оно не тает..."


Саша и Алла строили баню на своем участке в Кринице. Саша умудрялся валить деревья, шкурил их, перевозил на велосипеде по лесным кочкам. И все же не успел наладить баню до зимы. Бывший его  ученик Женька Ступников, с которым они колымили в кабаке, вызвался помочь довести дело до ума. У Женьки созрел план: сядут на последнюю электричку, а от станции два километра – на лыжах. Лыжи у Женьки широкие, охотничьи, он к ним веревку приспособил, чтобы друга-учителя везти – в самый раз по целине.

Машинист электропоезда подумал, что у него глюки. Разбитый фонарь, беспросветная мгла, непроглядный снегопад, мороз под тридцать: выгружаются два мужика из вагона, один не разгибаясь за другого цепляется. Машинист свистнул и умчался в ночь.

Лыжи подвели: еще рывок – и сломаются. Электричек ни в сторону города, ни в какую другую по расписанию больше не полагалось.  «И я решил передвигаться самостоятельно, – рассказывает Бахтин. – Два с половиной часа брел по лесу, руками передвигая свои ноги. Пока шел, вспомнил, зачем на свет родился. Женька чуть не замерз, а от меня пар клубился. Когда я наконец перевалился через порог выстуженной бани – выпил стакан водки и отключился».

А утром проснулся счастливым. Это и был его Эверест.

В окно билось солнце. На полу возле кровати, неизвестно откуда взявшиеся, валялись клочок бумаги и карандаш. И родилась его первая песня. Там еще были такие слова:

И дороги, и балдеж,

И луна в придачу.

Эх, люблю я, братцы, все ж

Эту нашу дачу!

"Забираю всё вверх, забираю, оставляя лишь лёгкий след..."


Потом он придумал способ так ставить лыжи, чтобы не ломались. И кто только не парился в его бане, кидаясь потом в сугроб! В тот зимний месяц он писал по песне в день.  Теперь их у Бахтина около семидесяти. Если выписать ключевые слова его песен, то получится стандартный бардовский набор: дорога, поезда, снега, горы, море, чайки, волны, небеса, мечты, душа. Но у поэта самое избитое слово звучит как в первый раз. Пронзает эти песни тоска, обостряющаяся именно там, куда она и увлекает – подальше от насиженного места. Как чистый его тенор вдруг взлетает к верхним нотам мелодии, так и душа рвется все выше, выше, туда, куда простым смертным доступ закрыт:

Отпустите к богу! Отпустите тело –

Отпустите, маюсь.

По горам скучаю, по снегам по белым,

По ночам скитаюсь...

Друзьями он обрастает так же, как и песнями. Не он просит, а они зовут с собой: ходить на байдарке, рыбачить, путешествовать, обживать Остров. Знает, почему с ним легко: оптимист, авантюрист, не жалуется на судьбу и любит смеяться над собой. А еще он убедился: стоит взять гитару и запеть, неважно о чем, как его любят все. Девушки влюбляются и признаются, краснея: «Мы слушаем только ваши песни, больше ничьи».

Недавно друг-предприниматель предложил Бахтину средства на операцию. Тот отказался, жена и сын согласились с ним. Не только потому, что интеллигентному человеку неловко принимать такие подарки. Принял же он двенадцатиструнную гитару – сделанную в Канаде, побывавшую на музыкальной выставке в Москве, ценою в тысячу долларов. Внешне невзрачная, бриллиантами не инкрустированная, она обладает таким глубоким звучанием, что неловко иногда становится Бахтину перед старушкой-шестистрункой, скрепленной болтами, – с ней он и под дождем мок, и ночи не спал, и девушек околдовывал, и заглянувшего на костерок профессионального вокалиста, что привык отрываться на сцене под фонограмму, перепевал...

Стоит ли идти на рискованную операцию, когда есть что терять? Ему позарез надо открыть новую тему. Надо найти новую форму, чтобы выразить свое отношение к миру. И не обязательно в песне. За пару уроков, данных другом-профессионалом, он овладел живописью и по сей день пишет морские пейзажи, изобрел оригинальные учебные пособия по русскому языку и английскому, начал писать книгу. Путешествие на Телецкое озеро, Байкал, в Карпаты и дальше по миру, да на тот же Индийский океан, который пересек Пашка Гридин, – пока в мечтах. Насколько интересна твоя жизнь, зависит только от тебя.

Бахтин  говорит: «Если бы мне предложили: выбирай что-то одно – творчество или свободу передвижения, я бы выбрал то, что у меня сейчас».  Право выбирать дается сильному.

                                                                                                                                                                                          Яна Колесинская

В пространстве красоты и свободы

Рубрика: Культура

На бардовском небосклоне Новосибирска недавно появился новый автор - Александр Бахтин. В декабре он выпустил свой первый диск со всеобъемлющим названием "Белое" и уже написал девятнадцать песен для следующего. Но это только часть творчества музыканта, на долю которого выпала необычная и непростая судьба.

В декабре в НГТУ прошла презентация первого альбома Бахтина. Потом одна из слушательниц написала ему письмо: "Есть в этих песнях что-то такое, что заставляло меня в течение нескольких дней вновь и вновь их прослушивать. Это мощная энергетика, гармония голоса, манеры исполнения, хорошего аккомпанемента и текстов…"

"…А у костра мешают сон в золе…" или - "Птицы снова на юг, люди снова за край…" - это строки из песен, которые Александр поет страстно, на нерве, выплескивая себя. Он рассказывает, что друзья часто просят написать что-нибудь лирическое, но тонко-нежных песен не получается. "Рождаются совсем другие, с накалом страстей. Из-за постоянного проламывания через барьеры, потому что внутри сидит: "Ничто не может вышибить нас из седла", - говорит он.

Свой диск он недавно послал военным морякам на Камчатку - они восприняли его песни, как что-то близкое и свое. Слушали, передавали друг другу. Но никто из них даже не догадывается, что за человек Александр Бахтин. Что он живет, больше двадцати лет преодолевая болезнь, приноравливаясь к собственным физическим возможностям. Но природа наделила его такими душевными силами, что он притягивает людей как магнит. А друзья-путешественники все время зовут с собой в походы…

…Болезнь суставов началась в армии. Врачи долго лечили - сейчас трудно сказать, насколько правильными были их действия, и могло ли заболевание вообще отступить, но с тех пор жизнь Бахтина изменилась. Он закончил новосибирский электротехнический институт, работал инженером-технологом. Но не это было его призванием, душа стремилась к музыке, хотелось писать и исполнять собственные композиции. Так он пришел однажды в музыкальную школу для взрослых. Это серьезное учебное заведение, где вели занятия консерваторские преподаватели, программу детской музыкальной школы проходили за один год, и люди, сюда поступившие, учились совершенно осознанно. "Школа дала очень хорошее образование, - рассказывает Александр. - Может быть, потому что я глубоко копал. На выпускном вечере играл на фортепиано считающуюся очень сложной Патетическую сонату Бетховена".

Потом были разные времена. Бахтин работал учителем музыки в школе, научился настраивать пианино. Ходить на уроки было непросто. Как-то в одну из зим приспособился ездить на велосипеде: крутить педали в тот момент оказалось гораздо легче. Знакомые ребята подсказали, как прошиповать колеса с помощью гаек, и он с большой осторожностью ездил по снежным дорогам, ни разу не упал при спуске с ледяной горки (говорит, что об этом было страшно подумать), иногда шел пешком, держась за велосипед.

Музыкальная школа дала возможность не только преподавать в школе. Бахтин давно мечтал написать рок-оперу, и теперь профессионально владел нотной грамотой. Сюжетом для собственной музыки он выбрал произведение Ричарда Баха "Чайка по имени Джонатан Ливингстон" (Джонатан, в отличие от всей стаи, убежденной, что полет нужен исключительно для поиска пищи, летает ради красоты и свободы, ради возможности ощутить невероятный простор). В сегодняшнем понимании у него получился мюзикл - с полностью расписанными партиями для симфонического оркестра.

Следующий шаг - исполнение. Собрать целый оркестр - нереально, но однажды друзья сделали подарок: собрались вместе пятьдесят музыкантов и исполнили оперу в рок-клубе. По словам Александра, эффект был потрясающим. Но на этом все и закончилось: без денег такие проекты поддерживать невозможно. Тогда появилась идея: приобрести синтезатор и записать произведение с его помощью. Можно представить, каких трудов в таком состоянии стоило заработать на него деньги. Но Александр удивительный человек. Он говорит: "Если бы не болезнь, посланная Богом, я был бы обычным человеком и, может, ничего особенного бы не достиг". Он пишет не простенькие, быстро надоедающие мелодии, а настоящую, сильную, современную музыку. Хотя компьютер ожиданий не оправдал. По мнению Бахтина, он не способен сыграть за живой симфонический оркестр, когда музыканты улавливают тончайшие нюансы и движения дирижерской палочки. "Это математически четкий инструмент, выполняющий точно заданные параметры. Он не подходит для глобальных идей".

За эти годы у Бахтина открылся еще один талант: он начал писать картины. Живопись вообще стала делом семейным: сначала рисованием увлеклась жена Алла (у нее получаются интересные натюрморты), потом взялся за кисть Александр. Но у него другой стиль и другие темы: он маринист, создает пейзажи, где море бьется о скалы, парусники плывут по воде. Многие тонкости и секреты мастерства им щедро раскрыл друг-художник Евгений Агнин - и теперь картины украшают стены их дома, дарятся по случаю друзьям.

…Первые бардовские песни Александр сочинил на Острове - есть такое местечко на Обском море, где летом собирается своя большая компания, ставятся палатки, поются у костра песни. "Неожиданно я понял, что мой голос нравится, попадает. Люди хотят слушать мои песни", - делится он. Потом берет в руки гитару, начинает петь и - эмоции через край, и душа через край. Недавно в ДК "Приморский" проходил слет бардов Новосибирска, Академгородка, Бердска, на котором он выступал. Зал слушал и аплодировал, аплодировал и просил спеть еще.

- Александр, как к вам приходят темы?

- Я много путешествовал в детстве. Крым, Кавказ, Алтай, Черное море - мы объездили с мамой всю страну. И теперь эти впечатления прорастают.

- Что дает вам силы и такую энергию?

- Все - любовь к природе, Остров, баня. Каждый день обливаюсь ледяной водой - без этого вообще не могу. Еще думаю, внутренний стержень - это от мамы, она всегда была человеком с сильным характером.

Алла добавляет: "Он вообще авантюрист. Этим летом приезжаю с дачи, а он сообщает, что собирается с другом сплавляться на байдарке по Обскому морю. Ну что же, проводила его на электричку, и они отправились".

Сегодня у Бахтина большие планы. Он собирается посетить все бардовские фестивали - академгородковский, алтайский на Катуни, знаменитый Грушинский на Волге. А прошлым летом стал победителем в номинации "Авторская песня", получив диплом лауреата конкурса Ленинского района, посвященного 110-летию Новосибирска.

P. S. Все-таки он феноменальный человек. Друзья зовут его с собой на гору Ак-Тру ("на машине, мол, доберемся до места, а там поможем подняться"). Еще один товарищ, мастер спорта по парашютному спорту, предлагает вместе прыгнуть с парашютом. Однажды он сказал Александру: "Не знаю, как бы я повел себя, окажись в такой ситуации"…

Татьяна ГАМАЛЕЙ.

На фото: Александр Бахтин с членами клуба авторской песни школы № 136. ("Белое" помогли выпустить Сергей Нижников и Дмитрий Серант.)

  

ПоэзияГостевая книгаПрозаГлавная страницаФортепианная музыка (ноты)Песни (тексты с аккордами)Песни (аудио-треки)ФотоальбомыСтатьи
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS